?

Log in

No account? Create an account

rovego

Записки жизнерадостного пессимиста

Люди без чувства юмора здесь не выживают


rovego

Подумалось

Изощренный разум порождает опасные химеры.

Buy for 100 tokens
Депутат убил жену. Ну и начало, как в анекдоте. Хотя совсем не смешно. Возвращается муж с охоты пораньше. Решил застать неверную жену прямо во время измены. Дело в том, что 50-летний Азат Зарипов из Локомотивного (всего 8500 жителей) знал, что жена ему изменяет уже несколько лет. Не подозревал.…

rovego

Провокационное

Опыт Сергея Лукьяненко, добровольно выкладывающего в сеть вот уже второй свой роман, убедительно доказывает, что электронные библиотеки не могут нанести вред продажам бумажных книг.
Хотел написать банальность, которую так любят отдельные любители прописных истин, что, дескать, писать надо лучше, но это будет неправдой. Есть авторы, пишущие в формате читающих масс. А есть фантастическая литература для узкого круга почитателей, тех, кто может оценить стиль, идею, специфический юмор, наконец. К подобной литературе можно отнести, скажем, творчество Столярова, Рыбакова, Логинова. Я не могу сказать, что эти писатели пишут плохо. Все они пишут великолепно. Но на тиражность это обстоятельство почти не влияет.
Краткий вывод. Бесплатным электронным библиотекам - да! Надо ли стараться писать так, чтобы все понравилось - нет!
Кстати, если запретить электронные библиотеки, тут же появятся многочисленные форумы и литературные файлообменники, откуда можно будет скачать текст той или иной книги без каких-либо проблем. Как это произошло с музыкой и фильмами.

rovego

(no subject)

Один товарищ пишет на ru_fantazy:

В высказываниях на разного рода форумах и в отзывах на Фэнзине, Альдебаране и прочих сетевых библиотеках иногда встречаются такого рода дефиниции: «А, это сопли в сиропе для романтичных барышень!»
Я тут подумал, и решил, что пора и мне, коли уж дожил до седых волос и внуков, записываться в Романтичные Барышни. Потому что книги, подобным образом припечатанные, мне зачастую нравятся. Мне нравятся книги Раткевич, Живетьевой, Галаниной, Гореликовой, Голотвиной, Дяченко, Хобб aka Линдхольм, Клейтон и многие другие.
На мой взгляд, отличительная особенность таких книг — они светлые. Несмотря на то, что трагизма в них хватает. В них герой, как правило — героичен и рыцарственен, героиня — чиста и верна, друзья — такие, что на них можно положиться. И мне это нравится.
И если прочитаю, что произведение, зацепившее меня, называют «слёзогонкой», пожму плечами и вспомню Пушкина: «Над вымыслом слезами обольюсь». Похоже, что «наше всё» тоже был Романтичной Барышней. Тем более, что он явно сказал: «Чувства светлые я лирой пробуждал». А светлые чувства чернухой пробуждать сложно.
Наверное, можно было бы и поболе и поаргументировнее поговорить на эту тему, но я — не умею, не дано. Я просто читатель. Просто Романтичная Барышня

Подумалось, что у меня все точно наоборот. Мне нравятся книги, где герой - мерзавец и преступник, героиня - любвеобильная стерва и тварь, друзья предают или погибают...
А еще мне нравятся истории от маргиналов, вроде Буковски, и чтобы непременно без хэппи-энда.
А всех перечисленных я и читать-то не могу, меня буквально наизнанку выворачивает...

rovego

Призрачный гонщик

Фильм, конечно, больше анимационный, чем художественный. Хотя о художественных достинствах, все же, можно говорить - картинка выполнена очень качественно. К тому же, я люблю такую эстетику - договоры с дьяволом, пылающие черепа, демоны... Хорошее комиксовое кино. Качественное.

rovego

(no subject)

ping_f отправляется в утиль. За следующую запись:


Электричка. Тишина. В ушах играет музыка. Фили. Армяшка с девушкой. Не уходят в вагон, ибо курят оба. Молчу, наблюдаю. Ближе к Кунцево, сам закуриваю.
-- Слыш, не кури, тут девушка.
Я:
-- Чуркобесина ты охуел? Забирай подстилку и пиздуй нахуй отсюда.
-- Ты типа борзый?
Рука ложится на Эмерсон Командер, подаренный Любимой.
-- Помнишь 1910-ый? Турки вашу срань вырезали.
-- Ты охуел.
Далее попытка выебнуться перед девушкой. Я бью ему в голень. В руке закрытый нож.
Дальше меня понесло. Ибо он упал.
Сам знаю, что больно.
Прыгнул сверху, целясь в лицо. Пнул три раза в голову, упираясь в стены тамбура.
Кунцево. Загривок дубленки и за штаны. Бросаю его на платформу. Девушка рассказывает о том что я... Но следует за ним.
Двери закрываются.


Терпеть не могу националистов.