Андрей Егоров (rovego) wrote,
Андрей Егоров
rovego

Categories:

"Железный занавес" опять опускается?

«Железный занавес» стал постепенно «ветшать» вместе с уменьшением накала страстей «холодной войны». На излете 1980-х, когда в СССР полным ходом шла горбачевская Перестройка, он рухнул и рассыпался. Но теперь возрождается. Турция и Египет для россиян закрыты, на Западе, как выяснилось, враги, силовикам велено не ездить за границу, политиков туда не пускают. Да еще ужесточили обмен валюты и контроль над заграничными счетами. Все это заставляет задуматься о перспективах реальной свободы перемещений наших сограждан через границу.



Русский философ Василий Розанов в 1917 году в своей книге «Апокалипсис нашего времени» высказал мнение, что после Октябрьской революции над русской историей, словно в театре, «с лязгом, скрипом» опустился железный занавес. Вскоре такую же метафору применительно к изоляции коммунистической России, употребил в своей речи на Парижской мирной конференции тогдашний премьер-министр Франции Жорж Клемансо. А наиболее громко прозвучало такое словосочетание в знаменитой фултонской речи британского премьера Черчилля, с которой он выступил в 1946 году, и которая положила начало десятилетиям «холодной войны».

В реальности «железный занавес» опустился вокруг первого в мире государства рабочих и крестьян еще в середине 1920-х. С той поры для подавляющего большинства людей, живущих в «Красной России», все другие государства превратились в недосягаемый мираж.

Добраться до него было невозможно: граница на замке. Исключением были лишь редкие счастливчики – дипломаты, ученые, музыканты, высококлассные инженеры... А еще «сталинские соколы» – советские летчики, прославившиеся своими уникальными сверх-дальними перелетами.

Были в те годы, конечно, и попытки нелегального пересечения границы. Классику этого жанра увековечили в финале своего знаменитого романа «Золотой теленок» Ильф и Петров. Они описали попытку Остапа Бендера перебраться за кордон прямо по снежной целине, – с наличным капиталом, предусмотрительно «конвертированным» в ликвидность – роскошную шубу, золотые портсигары и «побрякушки»... Финал этой операции для Великого Комбинатора получился, как мы помним, весьма печальным. Хотя в реальности некоторым его последователям такие операции все-таки удавались... Впрочем, справедливости ради, надо сказать и о том, что многие из нелегалов попросту гибли при попытке перехода границы – тонули в реках, замерзали, нарывались на пули пограничников...

В справке, подготовленной в 1930 году, упоминается, что только за первые шесть месяцев на северо-западном участке границы чекистами было пресечено свыше 20 попыток незаконного ухода из пределов СССР, при которых погибли 7 нарушителей пограничного режима.

Случаи бегства и попыток бегства советских граждан за «железный занавес» регулярно отмечались и в послевоенные годы.

Наиболее резонансными становились, конечно, истории, связанные с угоном самолетов. Первым таким «воздушным прорывом» стал террористический акт, осуществленный в 1970 году. Два литовца, отец и сын Бразинскасы, угнали самолет Ан-24 с 46 пассажирами на борту, выполнявший регулярный рейс Батуми – Сухуми. В ходе захвата самолета Бразинскасами была убита 19-летняя стюардесса Надежда Курченко, ранены два члена экипажа и один пассажир. Угнанный преступниками авиалайнер совершил посадку в турецком Трабзоне. Отсидев за свой «подвиг» два года в тюрьме, Бразинскасы впоследствии сумели перебраться в Америку.

Для последователей этих двух литовцев попытки «упорхнуть» из СССР на самолете с захваченными заложниками заканчивались в большинстве случаев неудачно: их либо «брали» на земле бойцы наших спец-отрядов, либо возвращали из других стран на родину в результате дипломатических переговоров.

Были и другие, более оригинальные случаи попыток советских граждан преодолеть «железный занавес».

Удивительную настойчивость в своем стремлении вырваться «из Совка» проявил житель Симферополя Александр Канафьев. В конце 1970-х – середине 1980-х он несколько раз пробовал «уйти на Запад». Затея с попыткой добраться по Черному морю до турецких берегов на надувной лодке едва не кончилась его гибелью, однако 25-летний выпускник факультета физвоспитания не оставил своей мечты.

Некоторое время спустя он сумел «просочиться» через советско-румынскую границу и даже добраться до столицы – Бухареста, однако там его задержали румынские спецслужбы и передали российской стороне.

Александр все-таки ухитрился бежать... И практически сразу же вновь предпринял попытку перехода границы – на сей раз из Азербайджанской ССР в Иран, но тут злостного нарушителя быстро «повязали» пограничники.

Столь упорное нежелание молодого мужчины строить вместе со всеми советскими гражданами «светлое коммунистическое будущее» было расценено как явный признак психического заболевания, и последующие несколько лет Александр провел на принудительном лечении в одном из психиатрических спецучреждений. Выйдя из него, он летом 1986-го еще раз рискнул преодолеть советско-румынскую границу. На территории «братской социалистической страны» его вновь задержали и вернули на советскую сторону. «Наградой» Александру за очередное испытание «железного занавеса» на прочность стал тюремный срок, который укоротила только набравшая обороты перестройка в стране.

Много переполоха наделало летом 1959 года бегство «к капиталистам» советского офицера-балтийца Николая Артамонова. Когда новейший по тем временам эскадренный миноносец «Сокрушительный» стоял в польском порту Гдыня, его командир капитан III ранга Артамонов, воспользовавшись случаем, бежал вместе со своей любовницей-полячкой в Швецию – прямо на командирском катере. При этом чтобы матрос-моторист выполнил его распоряжение, капитан достал из кобуры пистолет и пригрозил моряку, что расстреляет его. (Примечательный штрих к этой истории: когда катер добрался до одного из шведских портов, Артамонов выбрался со своей спутницей на берег, а матросу велел возвращаться назад на эсминец, поскольку ему, мол, «на Западе делать нечего».)

Перебежчик сразу оказался под опекой ЦРУ. Вскоре он получил американский паспорт на имя Николаса Джорджа Шадрина и работал в течение 7 лет в аналитическом подразделении американской разведки. Сотрудники КГБ, выйдя на след предателя, сумели его перевербовать, однако впоследствии экс-капитана заподозрили в двойной игре и решили вывезти его на советскую территорию. Зимой 1975-го чекисты провели спецоперацию: под благовидным предлогом выманили Артамонова в Вену, а там, сделав укол неким препаратом, и приведя в бессознательное состояние, повезли в Россию, спрятав в автомобиле. Однако бывший капитан III ранга не дожил до встречи со следователями на Лубянке: от передозировки «отключающих» средств он скончался вскоре после пересечения австрийско-чехословацкой границы.

Не выпускать граждан из страны – конечно, хороший способ защитить самодостаточность молодого советского государства, но хлопотный и малоприбыльный. Нужно следить, пресекать, совершать «акции принудительного воздействия», разыскивать и конфисковывать приготовленные к вывозу за кордон ценности... Совсем другое дело – бывшие россияне, уехавшие в эмиграцию и жаждущие вытащить из «Совдепии» своих менее удачливых родственников. – Эти сами готовы денежки платить за спасение близких людей. А советским чиновникам остается только бумажки оформлять, вписывая в них соответствующие суммы выкупа, и получать для Страны Советов валюту.

Так некоторые жители СССР превратились в совершенно дармовой «экспортный товар». Столь выгодный бизнес, правда, очень напоминал работорговлю и дружно осуждаемые всеми революционерами «пережитки крепостного права». Впрочем, большевистские правители не отличались особой щепетильностью, когда дело касалось серьезных материальных выгод. Они попросту законспирировали подобные сделки.

По другую сторону «железного занавеса» тоже творились – по его «вине» – любопытные дела. Во многих ведущих капиталистических странах тамошних жителей старательно оберегали от «коммунистической заразы», которая могла просочиться с советской стороны.

В США, Канаду, Англию, Испанию, скандинавские страны очень избирательно допускали проникновение объективной информации о жизни в СССР, – наши фильмы, книги, журналы, картины, рассказывающие о «Раше» предлагались людям на западе в очень малых количествах. (Зато масштабно было налажено производство американских фильмов-боевиков, где главными отрицательными героями были большевистские монстры-убийцы, безжалостные русские военачальники, коварно пытающиеся уничтожить страны «истинной демократии»...) Не поощрялись турпоездки в СССР: потенциальным путешественникам рассказывали всяческие ужасы про то, какие опасности и лишения поджидают цивилизованных европейцев в «Красной России». В итоге те, кто все-таки отправлялись в «экстрим-вояж» в Советский Союз, благополучно вернувшись оттуда, приобретали в глазах соотечественников ореол настоящих героев.

Речь идет о радиовещании из Советского Союза на аудиторию в США. Американцы любят повторять, что в отличие от Советов, глушивших «Голос Америки», они никогда не создавали помех передачам нашего радио из Москвы. Однако это не так. Просто ими был найден другой, – не столь очевидный, как работа «глушилок», – способ изолировать большинство своих граждан от советской пропаганды. «Московское радио» всегда транслировало свои передачи на коротких волнах, и в Америке долгие годы специально тормозили производство коротковолновых радиоприемников. Они выпускались в небольших количествах и стоили очень дорого...

Судя по тому, как стремительно меняется расстановка фигур на шахматной доске, никакого "железного занавеса" не будет. Но помнить о нем стоит. Это история.

&***САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ПОСТЫ***&



Tags: железный занавес
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo rovego сентябрь 28, 04:00 14
Buy for 100 tokens
Звонок в дверь. Жена открывает. Наряд полиции. - Вас пьяный муж избил?! Ошиблись квартирой. Вместо 154 позвонили в 156. Порадовался, что в полиции - вменяемые люди, и их удалось быстро убедить, что нет. Порадовался, что у жены не было шутливого настроения. "Да, мой, берите, ахаха".…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments