Андрей Егоров (rovego) wrote,
Андрей Егоров
rovego

"Друг" Путина Якунин выпустил книгу в Великобритании (отрывки)

В Великобритании вышла книга человека, которого долгое время называли близким другом Владимира Путина, бывшего президента «Российских железных дорог» Владимира Якунина. Она будет называться «Коварная колея» (The Treacherous Path). Книгу выпустило издательство Biteback Publishing, напечатавшее немало нон-фикшн книг о политике вообще и о России в частности. Например, сейчас бестселлер №1 английского издательства — книга «Приказы убивать. Путинский режим и политические убийства», подозрительно вовремя вышедшая в свет 1 февраля, за месяц до попытки отравления Сергея Скрипаля.



Надеюсь, ее переведут на русский язык. А пока что отрывки.



Якунин признается, что западные санкции внесли существенные неудобства в его жизнь. «В 2014 году вместе с рядом других официальных лиц и предпринимателей я был включен в санкционный список госдепартамента США. Кажется, что это имеет большое значение, но на практике практически ничего не меняет — у меня очень немного интересов в США. Однако на личном уровне этот новый статус доставляет мне определенный дискомфорт, а также влечет за собой последствия для моей семьи, поскольку влияет на их жизнь и планы. Создается ощущение, что эти санкции использовались не против действительно опасных людей, а для самоутверждения. По моему мнению, это серьезная ошибка, поскольку единственная реальная вещь, которой американцам удалось добиться, заключается в том, что они создали атмосферу подозрительности и подавления в своем собственном обществе. Они стали подобны врачам, заразившимся вирусом, который пытались вылечить, — санкции стали причиной болезни западного общества».



Известно, что Владимир Якунин более 20 лет проработал в КГБ, но крупных должностей не занимал. В том числе Якунин работал в США. В воспоминаниях он рассказывает о методах работы организации. «В КГБ мы считали, что существует два основных способа, с помощью которых можно влиять на людей. Наиболее прямолинейный — добыть на них компрометирующую информацию. Второй — сделать их своими друзьями — возможно, вас удивит, что книга Дейла Карнеги „Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей“ в нашем учебном плане была ключевой. Я всегда предпочитал второй способ. Узы и обязательства, возникающие при таких отношениях, гораздо долговечнее и продуктивнее. Освоив это искусство в ходе обучения, я на нем строил свои отношения, встречая дружеское и открытое расположение людей, с которыми имел дело в Нью-Йорке — городе, где было недопустимо употреблять слово „проблема“».

«В 1985 году меня командировали в Нью-Йорк работать в качестве дипломата — одного из представителей России в Комитете ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Однако я должен был совмещать эту деятельность со своей работой на Первое главное управление КГБ (внешняя разведка) — одной из самых почетных профессий, которую можно было иметь в СССР. Образование, которое получали в этой структуре, соответствовало по уровню Кембриджскому или Принстонскому университетам. Если вы были амбициозны и готовы испытать себя, вы попадали в Первое главное управление КГБ. Но в то время заявление о работе в КГБ не подавалось — независимо от того, насколько сильно вы хотели работать в этой организации, необходимо было ждать, пока с вами не свяжутся. Считалось подозрительным просто прийти и попросить о приеме на службу».



«После распада Советского Союза в страну приехали американцы, которые были очень вежливы и приветливо улыбались. Но мы понимали, что они видят в нас граждан побежденного государства. Уровень жизни населения катастрофически упал. На наших глазах обесценивали нашу историю. К нам относились как к беспомощной второсортной стране, чье мнение больше не имеет никакого значения. Иностранцы так никогда и не смогли по-настоящему понять то чувство боли и потери, которое заставляло многих людей с чувством ностальгии оглядываться на коммунистическую эпоху».

«Когда вы в последний раз читали что-нибудь хорошее в западной прессе о России или Путине? Когда в последний раз западные СМИ в позитивном ключе освещали хотя бы сферы деятельности, не касающиеся политики, например балет или научные достижения? Почему практически любая статья о России сопровождается фотографией президента? Если о событии рассказывается в российской прессе или выступает официальное лицо, это сразу же называют пропагандой. Когда в разгар международного кризиса Россия призывает к сдержанности и переговорам, нас критикуют. В тех случаях, когда мы задействуем вооруженные силы, каждый наш шаг истолковывается наихудшим образом. Может ли удивлять, что с каждым днем Россия и Запад все больше отдаляются друг от друга?»



Якунин рассказывает историю своего знакомства с Путиным. «Мы оба работали в КГБ, но лично познакомиться с Владимиром Путиным мне удалось лишь в начале 1990-х в Санкт-Петербурге. Мы встретились, когда я занимался реализацией проектов по привлечению инвестиций в регион. Не думаю, что кто-то из нас тогда мог представить себе будущее, которое ждет нас и тем более нашу страну».

Через некоторое время Путин, перебравшийся в Москву, позовет Якунина на работу. В то время тот занимался совместным бизнесом с Юрием Ковальчуком и братьями Фурсенко. «В 1998 году мне позвонил Владимир Путин, который в тот период был заместителем руководителя Администрации президента Ельцина. С Путиным я на тот момент был знаком уже несколько лет, и он знал, что тот идеалистический настрой, с которым создавалась фирма „Темп“, стал понемногу угасать и что меня не нужно долго уговаривать вернуться на госслужбу. Он предложил мне должность, для которой, по его мнению, я подходил. „Я считаю, что пришло время вам сменить род деятельности, — сказал он мне. — Есть одна возможность. Что вы думаете? Если согласны, я могу отправить ваше резюме“».

«Владимир Путин не родился президентом. В советскую эпоху редко случалось, чтобы человек из Санкт-Петербурга попадал в высшие эшелоны власти. Близость к западным странам, демократические традиции, дерзко настроенная интеллигенция и настойчивое стремление к свободе — все это делало жителей города подозрительными кандидатурами для аппарата коммунистической партии. Однако Путин обладал одним важным качеством, выделявшим его на фоне почти всех его коллег, — он держал слово. Это стало одним из факторов, которые позволили ему занять этот пост».

«Когда Владимир Путин через много лет после распада Советского Союза назвал его крупнейшей геополитической катастрофой, он оказался под яростной атакой западных СМИ. Они представили его как какого-то реваншиста, готового снова развязать "холодную войну" и покрыть страну гулагами. Но это то, что все мы чувствовали; эти слова не были актом слепой ностальгии, они были прагматичной оценкой политических последствий того события».

«Я не претендую на знание мыслей Владимира Путина, в конце концов, я участвовал лишь в малой доле бесед, которые он проводил. Но временами мне было очевидно, что для достижения желаемого результата он использует свое умение вести переговоры, убеждать и уговаривать. Возможно, один из самых ярких примеров — это то, как Путин сделал союзником Ахмата Кадырова, одного из чеченских лидеров, который на протяжении нескольких лет был убежденным противником России. Когда Кадыров наконец был задержан, Владимир Путин немедленно организовал с ним встречу. Не знаю, о чем они говорили, но очевидно, что Путин подобрал правильные слова, чтобы завоевать его доверие и создать основу для уважительных взаимоотношений. Вскоре после этого война, которая грозила стать затяжной, закончилась».

Владимир Якунин критикует ближний круг Бориса Ельцина, в который входили Валентин Юмашев и Олег Дерипаска. «Эта группа — включавшая в разное время дочь Ельцина Татьяну, ее супруга Валентина Юмашева, Олега Дерипаску, женатого на дочери Юмашева, главу администрации президента Александра Волошина, руководителя службы безопасности Александра Коржакова, политика-реформатора Анатолия Чубайса, а также олигархов Бориса Березовского (который тогда еще не обнаруживал энтузиазма к демократической прозрачности, которую он станет так пропагандировать позднее) и Романа Абрамовича — изолировала президента и в процессе этой изоляции создала безвоздушную, удушающую атмосферу, которая оторвала его от реальности».

Как бы возражая включению в санкционный список, Якунин подчеркивает, что постоянно работал с иностранными лидерами и компаниями: итальянскими, южнокорейскими, испанскими, немецкими. Так, он вспоминает о своем разговоре с Ангелой Меркель: «Две недели спустя один мой друг прислал письмо, в котором говорилось, что канцлер хочет встретиться со мной в Берлине. Она поприветствовала меня у дверей приемной и сразу же начала говорить со мной на русском. Она сказала: „Господин Якунин, вы правы, я действительно боюсь говорить по-русски. Когда я была ребенком, советский солдат украл мой велосипед, и с тех пор я испытываю чувство, которое, я полагаю, можно назвать неприязнью по отношению к русским“. Я сразу же ответил: „Госпожа Меркель, за углом есть большой универмаг. Если бы я хоть на одну секунду мог представить себе, что это вылечит вашу рану, я бы сейчас же кинулся туда и скупил бы все велосипеды, которые у них есть, но я не уверен, что это поможет“».

Как известно, Владимир Якунин был героем антикоррупционных расследований: «Когда я сегодня слышу, как каких-то российских чиновников критикуют за коррупцию, за неправомерное получение двух миллионов рублей, мне очень хочется напомнить критикам, как сотни триллионов были украдены в девяностые годы. Присвоены так называемыми демократами и либералами, перевертышами, которые в какой-то момент воспевали государство, а в следующий момент требовали проведения уничтожавших его реформ».

Якунин говорит, что собирался судиться с Немцовым, обвинившим российские власти в хищении 30 млрд долларов во время подготовки Олимпиады в Сочи, «однако его трагическая гибель остановила нас».

«Те, кто контролирует деньги и киберпространство, будут контролировать будущее. Но технологическая угроза усиливается информационной войной, идущей на страницах мировых изданий и на телеэкранах. Учитывая то, что я могу следить как за западными, так и за российскими СМИ, я вижу, как и те и другие манипулируют своей аудиторией. По моему мнению, неолиберальный консенсус, который все еще доминирует в США и Европе, ужасно напоминает взгляд на мир, присущий большевикам. Он точно так же не допускает существования ни малейшего проблеска чего-то положительного на той, демонизируемой стороне, и критики России определенно утратили понятие о презумпции невиновности».

Книга Якунина не станет бестселлером. Она противостоит западному идеологическому мейнстриму, в котором Россия сегодня ассоциируется со злом, а Путин и его соратники маркируются едва ли не как международные преступники.

Канал Rovego на ЯндексДзен: https://zen.yandex.ru/media/rovego

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo rovego september 28, 04:00 14
Buy for 100 tokens
Звонок в дверь. Жена открывает. Наряд полиции. - Вас пьяный муж избил?! Ошиблись квартирой. Вместо 154 позвонили в 156. Порадовался, что в полиции - вменяемые люди, и их удалось быстро убедить, что нет. Порадовался, что у жены не было шутливого настроения. "Да, мой, берите, ахаха".…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments