Андрей Егоров (rovego) wrote,
Андрей Егоров
rovego

Category:

Пацаны выживают чудом - если ангел-хранитель мощный

У меня в детстве был настоящий лук со стрелами, самодельный, очень мощный. Причем, к стрелам были проволокой прикручены гвозди. И стрелы втыкались в дерево. Я любил запулить стрелу в небо. Игра называлась "Кому в башку попадет". Еще мы делали ножи из больших гвоздей. Плющили их на железной дороге и обматывали изолетной, вполне себе выходили изящные ножички. На стройках мы таскали арматуру и фехтовали на ней. Причем, жестко, тыкая друг друга и в голову и в тело. Однажды мне так зарядили железякой в глаз, что у меня весь глаз, за исключением радужки, был кроваво-красный. И я им очень гордился. Ходил - и смотрел на всех вызывающе. Мол, гляньте, я почти что демон.

Средних размеров плотный пластиковый мячик. Мне было 9 лет. И вот я на даче решил поиграть с ребятами в вышибалы.



Ребята, кстати, мои ровесники. Даже на год постарше. Прямо на улице стали играть.

В вышибалы играли когда-нибудь? Чем быстрее и точнее бросишь мяч, тем больше шансов, что тебе не придется бегать и от мячика уворачиваться. Куда приятнее расстреливать всех точными бросками.

И вот я швыряю этот мяч со всей дури в мальчика Ваню. Мяч попадает ему в живот. И он вдруг падает, будто его пуля сразила.

- Мама, мама! - крутится на земле.

Мы испугались, подбежали.

- Ты чего? Что с тобой?

Дом Вани в двух шагах. Подняли его, понесли туда, вшестером.

Через некоторое время скорая увезла Ваню. Я был крайне озадачен.

Под вечер явилась его мамаша, вся красная от гнева:
- Ты! Покалечил моего сына! У Ванюши разрыв селезенки!

- Мы играли, - говорю.

- Чем ты в него кинул, сознавайся, камнем?

- Да нет же. Мячиком.

Она не верит.

- Ваня может умереть! - сказала и ушла.

"Ну все, - думаю, - отправлюсь я в колонию для малолетних преступников". Меня мама ею часто пугала. И я действительно боялся туда попасть.

Но Ваня выжил. Потом мы даже вместе с ним работали на радиостанции "Юность".

- Как твоя селезенка? - спрашиваю его однажды после записи репортажей в студии.

- Никак, - отвечает. - Из-за тебя ее вырезали.

Я весь покрылся холодным потом. "Ужас, - думаю, - какой. Человек без селезенки остался. А разве без нее можно жить?"

Но Ваня как-то жил без селезенки и не тужил.

А ведь это была самая безобидная из детских игр.

В общем, я вообще не понимаю, как мальчики выживают. Это естественный отбор. У кого ангел-хранитель сильнее, тот и остается жить. Остальные - на тот свет.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 100 tokens
По работе криминального репортера приходится теперь общаться с операми и следователями из убойного отдела. Какие же это тяжелые люди. Особенно - опера. И у них взгляд удавов. Вы когда-нибудь общались с оперативниками, занимающимися расследованием убийств? Парень, чуть старше меня, 44 года,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments