Андрей Егоров (rovego) wrote,
Андрей Егоров
rovego

Category:

По сестрам Хачатурян решение принято: будут сидеть - есть "отягчаяющее обстоятельство"

Опер считает, что они опасны не только для отца, но и вообще для людей - убили раз, убьют снова. Опер, с которым я общаюсь, и который доносит правду и разъясняет, почему происходит что-то необычное в судебной системе и практике следствия, говорит: "Никто их на свободу не отпустит, пусть адвокаты и бабье хоть с ума сойдут". "Ты что, представитель "Мужского государства"? - спрашиваю я. "Причем тут фанатики всякие, Егоров? Есть закон. Убили? Убили. Будут сидеть. Кстати, есть и отягчающее обстоятельство. И оно очень серьезное". Прокуратура требует максимальный срок за убийство по предварительному сговору, которое доказано. Девушки после суда отправятся в тюрьму, а одна из них, признанная невменяемой, в психушку.



По-хорошему, считаю я, их надо бы всех "лечить" после такого воспитания, которое им дал отец. Приставал он к ним в физическом плане, только с их слов. С их же слов доказан и предварительный сговор - проговорились, что готовились полгода. Убивали беззащитного, опоив. Если бы не выполз на лестницу, могли бы и спрятать тело. И собирались, похоже.

Но самое интересное, конечно, "отягчающее обстоятельство".

Сестры убили не просто отца и якобы насильника, а очень больного человека, который лечился в больнице и состоял на психиатрическом учете. То есть убили психически больного (потому он и вел себя, как взрывной невротик) - две здоровых девушки, и одна, которая унаследовала психическую неадекватность.

В суде их никто не отпустит из под стражи, как некоторые надеются. Но получат они немного, как ни странно, говорит опер. Он считает, обществу пойдут навстречу на этот раз. Хотя прокуратура просит 20 лет. 7 и 8 лет. Третья поедет в психиатрическую клинику. И там проведет довольно много времени. Но у нее больше шансов выйти на свободу раньше сестер.

В настоящий момент по решению суда 17-летняя Мария, 18-летняя Кристина и 19-летняя Ангелина проживают отдельно друг от друга. Им запрещено контактировать. Сестры имеют право перемещаться по городу в дневное время суток. Запрет на выход из дома действует с 21-го до 7-ми часов утра. Они могут общаться только с адвокатами и следователями. По телефону говорить нельзя за исключением экстренных вызовов. Интернет также под запретом.

Опер считает, что они опасны не только для отца, но и вообще для людей - убили раз, убьют снова.
"А почему же они сейчас гуляют на свободе, раз опасны для общества?" - интересуюсь я.
"Они не одни такие. Они под строгим надзором. Она идет на рынок, например, или в школу, а в машине сидит оперативник. И давно сидит. Ждет. Из школы и в школу тоже ее ведут. Все не просто так. Ты чего? Никто их без наблюдения не оставит. Одно нарушение - и в СИЗО до суда".

Следствие продолжает разбираться в деле, адвокаты забрасывают все новые доказательства, что якобы насилие было самым разнообразным, общество взбудоражено, а по сути все уже решено. Мне кажется, вполне справедливо.



https://t.me/rovegosteb/996

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo rovego 22:00, yesterday 40
Buy for 100 tokens
Собственно, кто бы сомневался, но он решил пойти еще дальше, и появился в куртке с надписью «QUEERS STILL HERE» («Педики все еще здесь» по-английски). Фраза каноническая для ЛГБТ-прайда. Для Киркорова, который не может не знать, что она означает, - это явный каминг-аут. Становится понятно, почему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 217 comments