Андрей Егоров (rovego) wrote,
Андрей Егоров
rovego

Categories:

Мой биологический отец-убийца: Я и моя мать - тоже жертвы домашнего насилия

Зачем они обсуждают этот закон? Он бесполезен. Это страшная исповедь. Я сам - дитя домашнего насилия с искажённой психикой. Мне, в принципе, скрывать нечего. Хотя люди держат такое при себе. Моя мама родила меня, когда была еще очень юной девочкой - едва исполнилось 21. Ей очень хотелось съехаться со своим избранником. Она видеть не хотела, что он - склонный к насилию буйный алкоголик, который не хочет ничего в этой жизни. У него просто не было интересов - бутылка и женщины. Он не был идиотом, читал книги, но исключительно детективы. Он приходил домой пьяный каждый день с автобазы, куда его устроили начальником среднего звена. В институте, куда его тоже пристроили родители мамы, он не задержался. Он начинал пить прямо на работе. А дома каждый день происходил скандал.



Он бил мать страшно. Так что она кричала от боли. Это не было похоже на ссоры. Больше - на убийство. Я рано повзрослел. Сразу, как только мои непутевые на тот момент родители начали жить вместе. А мои бабушка с дедушкой ради этого разменяли квартиру. И я перебрался в свой личный семейный ад на улице Южнопортовая с электростанцией под окнами в 3 года. Я узнал, что такое жестокость человека, и как страшно бывает, когда ты один - очень маленький мужчина трех лет, и тебе не хватает сил защитить мать, но ты стараешься изо всех сил. Ты бьешься в него, плотного крепкого мужика, как в стену, и отлетаешь от сильного удара, и падаешь на пол, стирая кровь с носа и губ.

На мне потом, видимо, все это сказалось. Я стал очень чувствительным, нервным, я испытываю страшную боль за других. Я холерик. Я готов биться за каждого, кого можно спасти. И кому можно помочь. И я хочу спасти всех сам, словно я какой-нибудь супергерой. Хотя, конечно, это не так. Я обычный человек, мужик. Мое супергеройство не раз приводило меня на край. Потому что это "безумие".

Мою мать биологический отец в конце концов убил. Натурально. Она умерла на операционном столе. После чего ее снова оживляли, и, хотя пришлось удалить некоторые органы, вытащили с того света. Маму я не просто люблю - я чуть не потерял ее, она - моя вечная боль. А я ее вечно взрослый и маленький сын, который с трех лет стоит на ее защите, как страж. Не только мамы - всех, кого обижают. Позови - и я пойду биться. Этим пользовались, увы. И не всегда честные люди.

Иногда бывают сны. На тебя надвигается мутное, большое, с огромными кулаками. А ты не можешь с этим справиться. Бьешься - и не можешь. И слезы по щекам... Но маму, или кого-то ещё, надо спасать.

А вообще-то, я - профессорский внучок. До трех лет жил с бабушкой-профессором. И дедушка - большой человек, известный успешный архитектор. Но дочка их нашла вот такого насильника и жестокого агрессора из простой рабочей семьи. Когда потом он попал в тюрьму, и ему там перерезали горло, его спасли - горло неаккуратно зашили. Я видел стяжки от ниток на шее. Его еще резали, он резал. Садился и выходил. Такие люди на свободе не задерживаются. Он был страшный. Он был убийцей. Он не стеснялся этого. Наоборот - гордился. Он звонил мне украдкой на домашний телефон, подогнал как-то краденый мопед, который я не взял. А потом он просто сгинул в тюрьмах, перед этим то ли убив, то ли избив до полусмерти собственную мать, мою другую биологическую бабушку. А может, жив до сих пор и где-то бродит по ту сторону моей реальности, где правит Любовь.

Я болею душой за всех детей, которые слишком рано стали взрослыми, как я. И которые всегда, до конца жизни, будут теперь знать, что никакого щита сзади них нет. Есть только их собственные мускулы, жилы, кости, малые силы, оружие (нож я зову "жалом" и он при мне с детства и будет до последней минуты), карабин - и твоя способность убить врага. И никакого барьера перед тем, чтобы ударить кулаком, ножом, молотком, чем угодно насильника и агрессора у меня нет. Я потерял этот барьер нормального человека еще в детстве. И забить его до смерти я тоже смогу легко.

Бог бережет меня. Больше я не сталкиваюсь с такой страшной противостоящей мне силой, а все остальное для меня - слабаки и полная ерунда, с которой я легко справлюсь. Я бывал в очень мрачных местах. Темные люди ко мне тянутся.

У меня на лице видимо стоит печать - я видел Дьявола, я его часть в какой-то мере, но он со мной теперь точно не справится, и даже не рискнет. Бандиты и разнообразные страшные люди, наверное, и сами не понимают, чем я им так близок. Но все бандиты, все люди с ужасным нутром и безумием - сразу мои кореша. Они разговаривают со мной так, словно я их - друг навечно. Даже если я просто молчу и смотрю на них с пониманием их боли.

Никакой закон о насилии в семье не поможет. Если ты видел Дьявола, ты понимаешь - что Дьявол не знает, что такое законы, они не работают. У Дьявола перерезано горло, но он все равно не умирает, у него масса любовниц, у него объятая пламенем буйная жизнь, и Дьявол обожает показывать свою власть и силу. И не дай Бог ты окажешься у него на пути. Он бессмертен. А законы пишут маленькие человечки, которых он не воспринимает. Они смертные. Он - воплощенное зло. И я тоже его часть, хотя всю жизнь подавляю в себе чудовищную агрессию и склонность к насилию. Это непросто. Но мне помогает Любовь, моя чувствительная сторона и Бог. И многие духовные принципы, которые я с таким трудом усвоил.



Телеграм-канал черного и актуального юмора и актуальных событий RovegoSteb: http://t.me/rovegosteb

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo rovego 15:00, yesterday 204
Buy for 100 tokens
Вот и всплыла правда, как не пытались ее скрыть в Китае. Сегодня, между прочим, новенькие АК и РПГ китайского производства обнаружены на фронте Триполи. Китай любит продавать оружие террористам. Американская и израильская пресса уже вовсю пишут, что вирус - искусственный и боевой. Уханьский…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →